September 9th, 2016

Деваштич, царь Согда, правитель Самарканда.

Оригинал взят у karhu53 в Деваштич, царь Согда, правитель Самарканда.
деваштич2.jpg
Конная статуя согдийского царя Деваштича в его родном городе Панджикенте, Таджикистан.

Диваштич (варианты имени Деваштич, Дивасти) – правитель города Панджикент в Согдиане, исторической области в Средней Азии на территории нынешних Таджикистана и Узбекистана. Царствование Диваштича пришлось на период арабо – мусульманского вторжения в Трансоксиану и ему суждено было остаться в исторической памяти как герою сопротивления захватчикам и борцу против исламизации региона.

Мы увидим на примере этого правителя, что распространение ислама в Средней Азии отнюдь не было таким уж мирным*, как о том порой любят заливать исламские проповедники.

Collapse )

Существование НАТО не нуждается в оправданиях

Воспоминания участников расстрела царской семьи

Оригинал взят у minaev_hutor в Воспоминания участников расстрела царской семьи
Оригинал взят у logik_logik в Воспоминания участников расстрела царской семьи
[Spoiler (click to open)]Оригинал взят у becky_sharp66 в Воспоминания участников расстрела царской семьи
Это интересно будет прочесть тем, кто может своей головой думать, а не мозгами "историков".  Я  в книге и в блоге писал уже, что мотив убийства царской семьи (и Михаила Романова)  -  ограбление. Банальное ограбление с устранением свидетелей.  Если бы царя со свитой увезли в Москву, как требовал Ленин, то брюлики из корсетов и золотишко из багажа Романовых, уплыло бы из рук уголовников, пролезших в Уральский Совет.  Кое-что они сдали, конечно... кое-что.  
Collapse )


Криптография и свобода. Колея. Введение

Оригинал взят у kolkankulma в Криптография и свобода. Колея. Введение
Оригинал взят у mikhailmasl в Криптография и свобода. Колея. Введение
 

Колея

1979 год. Брежневская эпоха надоела всем до чертиков. Масса анекдотов, частушек, сплетен на эту тему, а товаров в магазинах все меньше и меньше. Все последние годы заметно невооруженным взглядом: система катится вниз. Про победу коммунизма, записанную в действующей в то время Программе КПСС, уже почти не вспоминают, хотя все вступающие в партию пишут: «Устав и Программу КПСС признаю и обязуюсь выполнять». Людей, которые бы искренне верили во все эти сказки, практически нет, система натужно пытается эксплуатировать несмышленую молодежь, засылая ее с большой помпой и показухой то на БАМ, то на еще какую-нибудь «стройку века», и оставляя там без человеческих условий жизни. Газеты, радио и телевидение забиты «Ленинскими университетами миллионов», «Трудовыми рапортами ударников пятилетки», «Вестями с полей», «Хрониками трудовых вахт» и прочей подобной чепухой, от которой хочется напиться, что большинство и делает. Нормальный труд забыт, к работе отношение как к обязательному отбыванию положенного срока, скучному и бесцельному.

Это были мрачные, какие-то предгрозовые годы. Полно предчувствий, что несоответствие между словом и делом в проводимой в стране политике должно закончиться чем-то печальным. Чем именно, никто тогда предсказать не мог, но все шептались: куда мы катимся? Почему так стремительно отстаем от Запада? Везде невиданный ажиотаж вокруг качественных иностранных товаров: мебели, одежды, телевизоров, магнитофонов, просто купить практически ничего путного невозможно, везде очереди, списки, каждое утро надо бегать в магазин отмечаться, ловить момент, когда «выкинут» товар. Лучше живут те, у кого есть связи в торговле, кто может что-то достать, договориться, замолвить словечко. Слово «коррупция» еще под запретом, но фактически она уже расцвела пышным цветом. При реальном социализме важны реальные блага!

Что в таких случаях нужно, чтобы взбодрить страну? Масштабное шоу или маленькая победоносная война. А можно и то, и другое в одном флаконе. И вот, вместо обещанного наступления в 1980 году коммунизма, СССР готовится к проведению в 1980 году ХХ летних Олимпийских игр в Москве, а в конце 1979 года советские войска входят в Афганистан.

В связи со всеми этими событиями офицерам КГБ прибавили зарплату. Мы, молодые лейтенанты, только что выпущенные из 4 факультета ВКШ КГБ, сразу же получаем оклад 250 рублей, а это довольно много по советским меркам того времени. Выпускник обычного института, попадая на должность младшего научного сотрудника в каком-нибудь НИИ, как правило, получает 120-130 рублей. Но наш оклад состоит из двух частей: оклад по должности (130 руб.) и оклад по офицерскому званию (120 руб.), хотя военной формы в управлениях КГБ не носят.

Вот в таких условиях начиналась моя офицерская военная служба, хотя, конечно, «военного» в ней было очень мало. Больше все это походило на работу в обычном НИИ, в котором за счет специально подобранного состава сотрудников и относительно высоких окладов еще была иногда какая-то осмысленная работа, очень сильный коллектив математиков и обязательное отбывание на рабочем месте с 9 до 6. 
                                    

Collapse )